Валерий Меладзе по жизни Интервью

Известный певец Валерий Меладзе — о рок-музыке, публичных персонах и непреходящей ценности праздника Восьмого марта.

Об иллюзии прогресса

Я тут недавно летел в самолете пять часов. В кресло напротив меня был встроен здоровенный медиаплеер: куча фильмов и безумное количество музыки. Я не мог выбрать, что слушать. В конце концов остановился на английском хит-параде — с конца 50-х по сегодняшний день. За пять часов я все прослушал. И вначале просто воспринимал, потом начал анализировать, и постепенно у меня выстроилась логическая линия. В общем, понятно, что 60-70-е были безумно щедрые на новые идеи и стили. В 60-е придумали новую музыку, которая в 70-е развивалась не вширь, а вглубь. Новое звучание и новый подход к музыке – все это шло гармонично, видно развитие. Сейчас я бы не стал наделять какие-то годы большей значимостью. Развитие шло разное, но 60-е — это просто создание всего нового, и, видимо, шоу-бизнеса. И вот что интересно: тогда, по сравнению с сегодняшним днем, набор инструментов был безумно скудным, но каждая группа звучала по-своему. У каждого был свой узнаваемый саунд. И я не понимаю, как они ухитрялись извлекать такие звуки, которые мы сейчас можем только имитировать!

 О величии поп-музыки 80-х

Моя любимая эпоха – 80-е. Тогда в популярной музыке сформировалось нечто, что не было повторением предыдущего. Но в какой-то такой форме, которая для моего восприятия наиболее удобна. Я даже люблю записи культовых групп 70-х, сделанные в следующем десятилетии. Genesis, например. Хотя есть фанаты, которые этого вообще не признают: опопсели, дескать!

 О том, как уйти красиво и об информационном шуме

The Beatles просуществовали лет шесть. Ну, активно, я имею в виду. Если не залезать во времена Quarrymen. ABBA, которая оставила идей на многие десятилетия – если не на столетия – ровно десять лет просуществовала. Всего. Знаете, что это значит? Это значит, что в то время люди умели красиво уйти. Причем уйти так, чтобы отсутствие было заметно. А сегодня человек должен каждый день о себе заявлять, потому что огромное количество информации. Впрочем, вся эта информация лишена новизны. Двухтысячные годы очень мало добавили нового в звучании. Не появилось никаких новых стилей. Может быть, это и хорошо, потому что сейчас  молодые музыканты приходят к старым образам и звучанию.

 О победе формы над содержанием в одной отдельно взятой стране

В нашей стране форма победила содержание окончательно и бесповоротно. Посмотрите наши хит-парады. Чарт есть у каждого издания и каждой радиостанции. Почему у них кто-то там на первых местах? Потому что вот просто так они сами решили. «МУЗ ТВ» каждый год выдают премию за лучший клип. А чем этот клип лучше? Он на youtube собрал миллиона полтора от силы, а лидеры сайта – пять миллионов. Существуют вещи количественные и качественные. Количество – это хит-парад западного образца, где все строится на статистике продаж, заявок и прослушиваний. То есть это совокупный соцопрос. Срез. У нас любая радиостанция – это междусобойчик. Свое преломление реальности.

О медийных персонах

В развитом западном мире, мире, который мы называем цивилизованным, существует желтая пресса. А где ее нет? Только в Северной Корее и в какой-нибудь нищей африканской диктатуре. То есть желтая пресса — это одно из выражений свободы слова. Это само по себе не хорошо и не плохо. Плохо, когда она лезет в личную жизнь человека. Меня показывают по телевизору потому, что я пою песни. А существует новая категория публичных людей. Которые просто сами по себе публичные. Они ничего не сделали. Открываем светскую хронику или новости светские музыкальных каналов – масса лиц, которые мы узнаем, но мы не знаем, кто они, что сделали, чем занимаются. Кто-то поучаствовал в реалити-шоу, промелькнул в музыкальной группе или пару недель вел какую-то телепередачу.

Об особенностях концертов в Москве

Я и моя команда — мы в Москве делаем большой сольный концерт довольно редко, раз года в два, не чаще. Для сравнения: в Санкт-Петербурге я каждые полгода даю концерт в зале уровня «Крокуса». То же самое во всех крупных городах России и ближнего зарубежья. Не то Москва — мы воспринимаем московские концерт как что-то страшное, к чему надо особенно напряженно готовиться. И треплем себе нервы —- на всякий случай, именно что. Потому что когда шоу прошло ты понимаешь, что это был нормальный концерт, хороший. И чего мы все так волновались?

Об оркестровой форме

Костя всегда писал такие песни, которые так и хочется спеть с оркестром. Даже ранние: «Сэра» та же — там ведь есть звучание скрипок, духовых. Это, правда, были не живые струнные, а сэмплы, но все равно. Мы всегда в аранжировках использовали струнные: сперва это были сэмплеры попроще, потом техника развивалась. Я застал эпоху аналоговой записи. Но мой некоторый опыт убеждает меня в том, что как бы ни менялись технологии — первичным остается человек. Композитор, певец, музыкант и так далее. Хотя, к счастью, прогресс идет в направлении максимальной имитации настоящих инструментов, тем не менее, оркестр все делает лучше, чем компьютер. Какими бы совершенными ни были компьютеры и клавишные.

 О коллективе

«Мы» — это команда. Это все: Костя, музыканты… Мои музыканты со мной очень давно — лет по пятнадцать, а то и больше. Мы — настоящая группа. А я ее фронтмен.

Сколько стоит устроиться в «ВИАгру»

Техника, студии – это только вспомогательные штуки. И деньги, кстати, в том числе. Вот нам с Костей часто очень богатые люди предлагают: «возродите «ВИАгру» и возьмите туда мою, так сказать, знакомую девушку. Финансово это все решается в одну секунду». Соблазна взять денег у нас нет, потому что так ничего не получится в принципе. Что значит «Возьмите мою девочку в группу» — это что, ясли, детский сад? Это музыкальный коллектив, в нем работать надо. Не говоря уже о том, чтоб иметь способности какие-то музыкальные.

 О воспитании участниц «ВИАгры»

Те девушки, которые пришли в группу для того, чтобы работать, а не для того, чтобы получить порцию славы и удачно выйти замуж — они все стали настоящими музыкантами. И они учились у меня. Вера Брежнева, например, всегда внимательно слушала, как я пою. И даже копировала мои интонации. Аня Седокова очень хорошо пела. У нас. После того как она ушла из группы она не нашла себя до конца, мне кажется. Сейчас она скорее светский персонаж, к сожалению.

 О ностальгии по рок-н-роллу

В группе «Диалог» мы играли рок-сюиты. Это было классное время — мы занимались рафинированным творчеством. Но все рано или поздно надоедает. Косте как-то удалось, каким-то фантастическим образом перейти из рока на эстраду почти не потеряв содержания. То есть да, попса — это проще и легкомысленней, я не буду этого отрицать.

 Про Восьмое марта

Сейчас много новых праздников, и я не понимаю, что в них делать. Взрослый мужчина будет дарить валентинки — это несерьезно! А 8 марта, несмотря на всю его идеологическую подоплеку — мой праздник. Я с ним сжился за сорок семь лет своей жизни. Сперва маму поздравлял, потом девочек в школе.

Опубликовать в Facebook
Опубликовать в Google Plus
Опубликовать в LiveJournal
Опубликовать в Мой Мир
Опубликовать в Одноклассники
Опубликовать в Яндекс
 
 

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Лимит времени истёк. Пожалуйста, перезагрузите CAPTCHA.