Надежда Мейхер — Грановская (Интервью)

s1_2

Одна из самых ярких солисток популярной группы рассказала в интервью о том, кого искали в новую «ВИА Гру», у каких девушек есть шанс пробиться, а также о любви и о детях.

О проекте «Хочу в ВИА Гру»

— Я очень волновалась, пока шел проект «Хочу V «ВИА Гру». Девочек, у которых я была наставницей, заприметила еще на начальном кастинге. Все три — украинки, на мой взгляд, яркие, способные. Но что самое главное, они идеально дополняют друг друга, выступают как единое целое: поддерживают, сопереживают, а не соперничают. Без этого хорошая команда не сложится. Мне кажется, мои девчонки — лучшие претендентки, у них все шансы повторить успех прежней «ВИА Гры».

 Во время просмотра шоу, было заметно, что особо ярким личностям вы почему-то говорили: «Лучше делайте сольную карьеру, для группы не годитесь». Разве «ВИА Гре» нужны серые мышки?

— Нет, конечно. В сольное плавание мы советовали отправляться тем девочкам, которые тянули одеяло на себя. В кастинге участвовали сотни тысяч девушек, и многие оказались зацикленными на себе. Вроде бы профессиональны, отлично подготовлены — и хореографически, и вокально, но при этом черствые, эгоистичные люди.

— Состав «ВИА Гры», в котором блистали вы, Вера Брежнева и Аня Седокова, многие называют золотым и считают, что такой удачный коллектив больше не подобрать. Вы с самого начала оказались слаженной командой или продюсерам приходилось вмешиваться в неизбежные женские конфликты?

— Мужчинам не понять женскую психологию, поэтому продюсеры не вмешивались. Мы сами выясняли отношения, искали компромиссы. Не скажу, что было легко, нас, разных по характеру, мировоззрению, темпераменту, соединили в одну группу, попытались слепить нечто целое. Но ведь отношения, притянутые за уши, в редких случаях несут позитив и не превращаются в искреннюю дружбу. Для меня дружба — это не просто посплетничать или обсудить последние события. Всем троим пришлось подстраиваться, а мне — еще и бороться со своей мнительностью.

Я вообще гипервосприимчивый человек. Часто бываю в растрепанных чувствах, когда сталкиваюсь с ложью или закулисной игрой. Когда была в команде, всегда ощущала себя немного в стороне. Повторюсь: мы трое очень разные люди. Например, наши с Верой взгляды на жизнь, на поведение в шоу-бизнесе резко отличались от Аниных. Но как бы то ни было, изначально чисто по-человечески мы симпатизировали друг другу, нам было интересно вместе работать. Думаю, мы могли бы долго продержаться вместе, если бы не беременность Ани.

— Не только в шоу-бизнесе, но и в обычной жизни мы то и дело сталкиваемся с недоброжелательностью. Как реагировать, когда вынуждены общаться с такими людьми?

— Умение выяснять отношения приходит с опытом. Меня, к примеру, жизнь учила. Если я сталкиваюсь с теми, кто не умеет и не желает быть честным и откровенным, а виляет, тогда я принимаю их условия игры. Хотя это и не очень приятно… Мне по душе люди искренние, настоящие — с такими я веду себя иначе, говорю то, что думаю.

— Помните, как в фильме «Бурлеск» солистки шоу воевали за место на сцене? Каждая стремилась вырваться вперед. У вас подобное было?

— Нет, таких проблем никогда не возникало. Уже после того как я покинула группу, слышала от Альбины Джанабаевой рассказы про поведение новеньких девочек. Те считали себя королевнами: «Этого делать не буду! А почему я должна? Я так хочу!» И на сцене вели себя так, будто перед зеркалом находились: одно сплошное кривляние и самолюбование.

— И что в таких случаях делают подруги по команде? Сами разбираются с зарвавшейся «звездой» или жалуются продюсерам?

— С подачи девочек в дело вмешиваются продюсеры. Те, о ком я говорю, недолго проработали в группе, не больше двух-трех месяцев. На проекте я своим девушкам внушала: «Когда вы выходите на сцену, немедленно забудьте о себе. Красивая, некрасивая — это неважно. Работайте на публику». Пока шел проект, в соцсетях я то и дело натыкалась на пренебрежительные комментарии: «Да если бы я захотела, то давно была на их месте. Я красивее и лучше пою и танцую». Люди даже отдаленно не представляют, что это такое — быть артистом.

— А что это такое?

— Это тяжелый труд. Бесконечные гастроли, сегодня ты на одном краю света, завтра на другом. Первые года три-четыре мы были как Белка и Стрелка: наши продюсеры только учились работать в шоу-бизнесе. Но это одна сторона медали. Другая — то, что круглые сутки ты находишься в беспрерывном творческом процессе. Репертуар, идея клипа, фотосессии — все это забота артиста. Конечно, песни пишет композитор, но остальное — дело исполнителя. Слава Богу, у нас никогда не было каких-то кабальных условий. И если поступало предложение отработать концерт там, где мы не хотели, мы отвечали: «Нет, ни за что» — и на этом обсуждение заканчивалось. Но так обстоят дела не во всех коллективах.

— Многие девушки рвутся в шоу-бизнес, чтобы удачно выскочить замуж…

— Все люди разные. Кто-то, безусловно, мечтает устроить свою личную жизнь. Но, знаете, если уж начистоту, вокруг и в самом шоу-бизнесе крутится очень много мужчин, которые относятся к женщинам как к куклам, трофеям. Мне лично это не по душе.

Понятно, что никто из нас не застрахован от любви. В контракте не прописано: «Обязуюсь отработать пять лет, затем влюбиться». В моей жизни получилось так, что я родила сына, не выходя из творческого процесса. Мне любовь никогда не мешала работать. Но если вдруг мужчина ставил ультиматум «или я, или карьера», я выбирала последнее. Потому что с детства шла к цели — выйти на сцену.

— Фотографии «ВИА Гры» первого состава — невероятно сексуальные! Вам лично приходилось преодолевать стеснительность, искусственно себя раскрепощать, чтобы соответствовать духу группы?

— Я росла стеснительным ребенком. Если надо было обращаться к посторонним, дико смущалась и краснела как помидор. Помню, как мама решила проверить, курю я или нет. Я тогда училась классе в шестом… И вот прихожу после школы домой, а она вдруг уверенно заявляет: «От тебя пахнет дымом, и знакомые видели тебя с сигаретой во рту! Признавайся, куришь?» Мне бы возмутиться, я же ни разу такого себе не позволила, а я покраснела… Мама была так убедительна, что я оторопела: меня видели с сигаретой?! где? когда? От переживаний краснела еще больше.

Раскрепостилась я лишь в переходном возрасте, когда поступила в педагогическое училище и уехала учиться в другой город. Там устроилась работать хореографом в детский садик и занималась параллельно в танцевальной студии. Видимо, танцы и придали мне уверенности, я научилась любить свое тело и себя саму.

Конечно, сексуальность дается природой. И явно не всем. Пока шел проект «Хочу V «ВИА Гру», я столкнулась с большим количеством девушек, которые, не являясь по природе сексуальными, пытались что-то такое изобразить. Грустное зрелище — вульгарно, пошло, наигранно, неестественно.

— Как понять, сексуальна ты или нет? А если пышных форм нет…

— Уверяю вас, сексуальность — это не обязательно большой бюст и длиннющие ноги. Бывает, что в миниатюрной женщине с фигуркой подростка ее столько, что никакие дивы с большим бюстом ей в подметки не годятся. На мой взгляд, сексуальна харизма. Это женщина с манящим взглядом, сверкающей улыбкой, чувственная, женственная, но при этом сильная, с нервом. Жюльетт Бинош, Рената Литвинова, София Ротару, Лайма Вайкуле, Алиса Фрейндлих… Равняться есть на кого! Харизма — это дар богов, если ее нет, глубокое декольте не поможет.

— Надя, команда новой «ВИА Гры» уже сформирована. Когда смотрите на участниц, не жалеете, что большой этап жизни для вас теперь уже в прошлом?

— Мне всего 31 год, о чем можно жалеть? У меня уйма планов на будущее, я начала сольную карьеру. Конечно, одной пробиваться непросто, сложно с репертуаром, но когда знаешь, чего хочешь, легче двигаться вперед. Благо мой Миша всецело мне помогает.

Я осознаю, что меня всегда будут воспринимать как «ту черненькую из «ВИА Гры». Не скажу, что это меня обижает, что я сопротивляюсь и пытаюсь сделать так, чтобы люди забыли мое прошлое. Нет, мне однозначно повезло, что я попала в эту группу.

— Вы упомянули, что в карьере вам помогает ваш гражданский супруг Михаил. Неужели он хочет, чтобы его жена гастролировала и то и дело уезжала из дома?

— Наличие мужа не предполагает, что женщина должна забыть о себе, о своих мечтах и устремлениях и сидеть дома, обслуживая супруга и детей. Миша понимал, с кем связывает свою жизнь. Когда я говорю, что полна творческих планов и в первую очередь ощущаю себя артистом (мне нравится это слово именно в мужском роде), это не значит, что дома у нас хаос и дети забыли, как мама выглядит. Я много времени уделяю домашним, очень люблю мужа и детей, дома полный порядок, приготовлен обед. Пусть я готовлю не каждый день, зато вкусно.

У нас с Мишей равноправные парт¬нерские отношения. Я обожаю свою профессию, люблю работать. И не из-за денег, а потому что нравится творчески развиваться. Но чтобы вы правильно поняли, заработки меня тоже интересуют — я не сижу у мужа на шее. Работаю на телевидении, участвую в разных проектах, веду шоу. Мне некомфортно перекладывать на близкого мужчину свои материальные проблемы и нужды. Я не из тех женщин, которые живут по принципу: все твое — мое, а мое — только мое! Нет, у нас все общее, я же сама умею зарабатывать.

— Вы родили сына на пике популярности группы «ВИА Гра». Быстро вернулись на сцену и наверняка не смогли уделять малышу много внимания и времени. Не жалеете об этом?

— На душе каждый раз кошки скребли, когда надо было уезжать на гастроли. Но Игорек находился не с посторонними людьми, а с моей мамой. Все свое свободное время я проводила с ним.

Он уже взрослый мальчик, и если бы ему чего-то не хватало, непременно высказался бы, но он ни разу на эту тему разговор не завел. Я не вижу надобности просто сидеть дома с детьми. Мне важно развивать свои способности и таланты. Да и детям такая мама куда интереснее, чем зацикленная на кастрюльках.

— Чем вас радуют ваши дети?

— У Игоря склонность к иностранным языкам, он учится в школе с углубленным изучением французского, занимается футболом и карате, недавно побывал в Японии на чемпионате мира по карате среди юниоров. Ездил без родителей, с тренером. Ему всего 11 лет, но он самостоятельный и коммуникабельный парень. Меня это радует.

Анна Михайловна невероятно смешная девчонка. Ей полтора года, но она уже болтает, не развернутыми предложениями, естественно, а просто повторяя за нами. Она у нас шустрая: за секунду может куда-нибудь улизнуть и затихнуть, ее потом не найдешь.

Аня — папина дочка, Мишу обожает. Стоит ему вернуться с работы, как она тут же залезает к нему на руки и… флиртует! И знаете, я чувствую, что ей в объятиях папы очень хорошо — спокойно, уверенно.

Вспоминаю себя: я ведь тоже росла папиной дочкой, но, увы, родители рано расстались, необходимого мне контакта с отцом не случилось… По¬этому, когда я смотрю на Аню и Мишу, блаженствующих рядом друг с другом, душа радуется. Игорь с появлением сестренки возмужал, у него появилось чувство ответственности. Недавно нам с Мишей сделал замечание: «Что это вы окно держите открытым? Аня может простудиться!»

— Иногда женщины боятся заводить второго ребенка, потому что так любят первого, что опасаются травмировать его психику.

— Признаться, я вообще о втором ребенке не задумывалась: не было мужчины, которому захотелось бы родить. Но вот появился Миша, и… снова появилось желание стать мамочкой. (Смеется.) Игоря я обожаю, но сомнений в том, чтобы рожать второго ребенка, не было. Я чувствовала, что он не оттянет на себя мою привязанность к сыну. Так и вышло: они с Аней для меня равны. И его, и ее я запросто могу отчитать. Они вышли очень разными по складу характера. Аня растет уверенной в себе девочкой, любит похвалу и аплодисменты. А вот Игорь иногда сомневается, правильно ли сделал, так ли… Ему необходима поддержка и одобрение.

Естественно, я мечтаю, чтобы мои дети выросли без зажимов и комплексов. Хотя моя неуверенность в себе принесла хорошие плоды. Самокритичность стала стимулом к тому, чтобы достичь большего, ставить планку все выше.

— Вы живете с Михаилом под одной крышей? Или как раньше: вы — в Киеве, а он — в Петербурге?

— Вместе, конечно. У нас совместное жилье в Киеве, но в Питер он ездит так же регулярно, как и раньше: там его работа и дети.

— А они к вам не приезжают?

— Пока нет, мы еще не знакомы. Но это деликатная и тонкая тема — всему свое время. Никого нельзя неволить и торопить, а уж детей особенно.

— Я слышала, что вы ждете третьего ребенка. Правда?

— Этот слух давно нас преследует. Откуда он взялся, понятия не имею. Чисто теоретически я готова к третьему ребенку. Тем более что мне повезло в плане генетики, за фигуру не опасаюсь. В моем роду никто не расположен к полноте. Правда, пока я кормила Аню, немного набрала вес, но худышкой быть не стремилась: женщина должна выглядеть женщиной, а не подростком.

— Вы довольны тем, как живете?

— Что касается семьи, то очень довольна. Я не предполагала, что смогу с кем-то ужиться, а с Мишей получается. Мужчинам трудно с такими самодостаточными женщинами, как я. С теми, кто на все вопросы сам находит ответы, кто с любой задачей справляется. Мише пришлось многое принять во мне. Не привыкнуть, а именно принять. Любовь нас захватила целиком, отбила желание становиться в позы и сражаться за свою точку зрения. У нас обоих сильные характеры, и первое время было нелегко. Страсть страстью, но когда дело доходит до быта, многие пары распадаются. Нам удается беречь чувства.

Мы с Мишей — полные противоположности. Я по темпоритму комета — несусь, не разбирая дороги. А он — стрела, летит по выбранной траектории. Поэтому он занимается бизнесом, а я творчеством. Он учит меня просчитывать ходы, а я его — двигаться быстрее.

Уже в прошлом осталось наше недоверие друг к другу, точнее, к женщинам и мужчинам вообще. К моменту нашей встречи у обоих за плечами был негативный опыт, разочарования и опасения. Пришлось буквально продираться друг к другу, стучаться в закрытые двери, искать ответы на вопросы, а найдя, снова мучиться сомнениями. Мы сближались постепенно, может быть, именно поэтому и смогли растопить лед недоверия друг в друге, нашли в себе смелость поверить в искренность чувств.

— И что вы себе в тот момент говорили? Ведь действительно, имея негативный опыт прошлого, перестаешь верить людям…

— Я старалась доверять своим желаниям и чувствам. В отношениях мужчины и женщины важно не угождать друг другу, но при этом и не пренебрегать желаниями другого. Я пальцем не пошевельну, чтобы сохранить отношения, держащиеся на привычке или материальной выгоде. Мы с Мишей не нуждаемся в том, чтобы пользовать¬ся чужим успехом — у каждого он свой.

— Пока вы разбирались в своих чувствах, не опасались, что вас разлучит расстояние? Вы — в Киеве, Михаил — в Питере, где полно соблазнов… Как поддерживали интерес друг друга?

— Интересное направление мысли, чисто женское! В Питере, значит, соблазнов много, а в Киеве мужчины повымирали? (Смеется.) Может, это нескромно прозвучит, но мы с Мишей не прилагаем никаких усилий, чтобы удержать к себе интерес.

И оба делаем друг другу сюрпризы. Редко, но метко. Например, когда я прилетаю в Питер, он встречает меня с табличкой «Моя любовь». А я на его день рождения надела украинский национальный костюм и с музыкантами спела «Червону руту». Фантазируйте — и интерес любимого обеспечен.

— Вы строите семью второй раз. Это сложнее, чем в первый?

— Те мои отношения, в которых родился Игорь, нельзя назвать семейными. Они довольно быстро закончились. Поэтому сейчас у меня все впервые. Я никогда не стремилась выйти замуж, потому что свободолюбива. И никогда не смотрела на мужчину как на добытчика. Искала и не находила того, кого можно для вдохновения поставить на пьедестал. Но теперь нашла.

— Но официально вы так и не женаты!

— Я могу сейчас лишь одно сказать: мы оба этого внутренне желаем, и никаких препятствий нет. Но женитьба — это вдохновение. Придет — и сложится песня…

Опубликовать в Facebook
Опубликовать в Google Plus
Опубликовать в LiveJournal
Опубликовать в Мой Мир
Опубликовать в Одноклассники
Опубликовать в Яндекс
 
 

Один комментарий

  1. «После своего ухода из группы отправилась в салон и остригла локоны, сделала стрижку «под пажа». Тогда для меня это был поступок!» — признается Надежда Мейхер-Грановская.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Лимит времени истёк. Пожалуйста, перезагрузите CAPTCHA.